Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

от автора

в

Проекты интерьеров роскошных домов, выполненных бюро FullHouseDesign, семейно-творческого союза Павла Иванова и Марии Ивановой-Сорокиной, хорошо известны, служат референсами и нередко образцами для подражания дизайнерам, работающим в сегменте De Luxe. Мария рассказала об опыте работы с владельцами тысячеметровых домов, в том числе из клееного бруса.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

— Мария, расскажите, каково это — работать вместе с мужем?
— Мы встретились и создали семью, будучи сложившимися профессионалами, у каждого были свой стиль, свои проекты и свой круг клиентов. Но один заказчик в качестве референса выбрал что-то из моих работ, а что-то из работ Павла. И мы поняли, что такое сотворчество дает очень полезную возможность взглянуть на задачу с разных точек зрения. Мы можем работать параллельно над разными частями больших и красивых домов, можем просто советоваться.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

— Вы включаетесь в работу над проектом, когда дом еще не построен?
— Это идеальный вариант. Поскольку даже у известных строительных компаний встречаются «косяки» в планировках, а архитекторам случается ради эффектного экстерьера или упрощения строительства жертвовать удобством и красотой внутреннего пространства.
Есть истории, когда, планируя интерьер в существующей архитектуре дома, мы с заказчиком понимали, что нужно увеличить площади, добавить террасу, перенести несущие конструкции — для того чтобы проявить глубину пространства, чтобы восприятие объема соответствовало образу дома мечты.
Свежий пример: наш дом на Финском заливе, вошедший в топ-10 Elle Decoration, где заказчику нужен был большой кабинет. Помещение на 60 «квадратов» сначала было разделено стеной. Мы с конструкторами преобразили стену в тонкий металлический столб, который стал основой изящной конструкции для двух телеэкранов. Кабинет приобрел соразмерный дому масштаб и стал любимым местом владельца. Одна дверь из него ведет в «личные покои государя», другая — к парадной лестнице и в большую гос­тиную. От изначальной планировки мало что осталось.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

— Строители часто говорят, что полет фантазии дизайнера в реализации может быть сложным технологически и очень дорогим…
— С домами из клееного бруса я работаю давно. Свой первый брусовой дом я сделала в самом начале своей карьеры более 20 лет назад. Технология строительства, приемы, позволяющие создать красивое пространство, мне хорошо известны. Кроме того, согласитесь, технология — для заказчика, а не наоборот, не так ли?
В том классе домов, с которым работаем мы, узкие коридоры и небольшие комнаты неприемлемы. Если конструктору проще разместить несущий столб посреди обеденной зоны, это не значит, что заказчик обрадуется такому решению. Возможно, придется отойти от применения стандартных узлов. Усилить балку, спрятать столб. Вероятно, найденный выход будет дороже, но большинству наших заказчиков важно добиться совершенства.
— Вы сейчас разрушаете стереотип, что пространство внут­ри дома — дело архитектора, а дизайнер интерьера подбирает мебель, свет и декор.
— Этот стереотип должен быть разрушен.
Дизайнер в первую очередь работает с пространством, правильная планировка — это уже 70% успеха проекта. В самых первых своих деревянных домах я действительно делала только интерьеры. Но зачастую мне не нравилось, как спланировано пространство, и я начинала его перекраивать. А в доме из клееного бруса передвинуть стены очень сложно: при перепланировке необходимо учитывать конструктивные особенности и технологию строительства.
Мы всегда справляемся с этой задачей. Иногда скрываем дополнительные опорные столбы в стенах или декоративных элементах. Например, в одном из наших очень известных домов на Медном озере мы придумали конструкцию из стеклянной лестницы, плавно обходящей трехсторонний камин. Именно в конструкции камина мы и разместили дополнительную опору, устранили ошибку архитекторов, «раскрыли» вид от входной группы на гостиную.
Клиенты приходят к нам в FullHouseDesign прежде всего для планирования пространства, создания комфортной логистики. Чтобы выйти из машины и с террасы занести сумку с продуктами сразу на кухню. Чтобы рядом с кухней у большого окна был столик для завтрака — тогда не придется идти с чашкой кофе к большому обеденному столу. Иногда, чтобы разместить такой уютный уголок для завтрака, надо приподнять крышу и пристроить эркер. Из него логично сделать выход на террасу — и вот у вас уже новый проект.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

Невозможно добиться идеальной планировки без знаний о пролетах, балках, сечениях и нагрузках, о габаритах короба для вентиляции и т. п. И в итоге мы с Павлом логически подошли к работе в качестве архитекторов домов из бруса.
Делаем с заказчиком архитектурный проект, затем с конструкторами и строителями превращаем его в идеальное решение. Обратный порядок работает хуже — конструкторам свойственно идти по пути наименьшего сопротивления. Чтобы говорить с ними на одном языке, чтобы аргументированно показать, что ты предлагаешь возможное, надо досконально знать предмет. Кроме того, это помогает объяснить клиенту, откуда разница в цене у разных компаний, кто на чем пытается сэкономить и стоит ли это делать.
В случае дома на 600 или 1000 «квадратов» от эскиза до фотосессии проходит несколько лет. Тратить это время и получить нечто компромиссное наш заказчик не хочет. Тем более, что у наших клиентов требования и возможности с каждым годом не снижаются, а растут.
— Расскажите, пожалуйста, из чего функционально складывается эта тысяча метров дома?
— В проектировании больших поместий мы опираемся на многовековой опыт строительства русской усадьбы. Давно изу­чаем эту тему. С середины XVIII века русская усадебная жизнь во многом определяла культурный код нашей страны. Традиции русских усадеб — моя любимая тема, я читаю об этом курс лекций. Многое, увы, утрачено: под Москвой из 3000 усадеб осталось не более 10%, и многие из оставшихся в плачевном состоянии. Под Петербургом почти все были разрушены в войну.

Благодаря изучению усадебной архитектуры мы видим, что все планировочные решения были придуманы еще 300 лет назад. Мы опираемся на эти принципы и стараемся применить их в современной жизни.
Поместье — это не только большой и красивый главный дом. Это комплекс построек, объединяющий и конюшню, и купальню с баней, обязательно оранжерею и беседку. В доме непременно бальная зала, домашний театр, малая гостиная хозяйки, ее будуар, гостевые комнаты, оформленные в разных цветах и стилистике. И это не скучноватые серо-бежевые интерьеры, а феерия цвета, наполненная радостью и стилем.
Сложившееся восприятие и смысловое наполнение усадьбы состоятельного человека во многом следует этой традиции. В современном прочтении большой усадьбы вместо конюшни возникает гараж, вместо бани и купальни — спа-комплекс. Домашний театр преобразуется в домашний кинозал, бальная зала — в парадную гостиную для приемов. Оранжерея может стать зимним садом или остаться отдельной постройкой для экзотов.
В лучших усадебных традициях выдержан наш проект на Финском заливе. Здесь прекрасная двусветная гостиная 70 кв. м, обеденная зона на 10 человек. Летом можно с комфортом провести время на террасе. Вместо театра кинозал, который с легкостью превращается в танцпол или комнату с карточным столом.
Малая гостиная предусмотрена для уютных семейных или дружеских посиделок у небольшого камина. У хозяйки есть будуар и несколько гардеробных, у хозяина кабинет и оружейная комната. В большой постирочной работает помощница по дому.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором

В отдельном блоке оборудованы детские комнаты, классная комната для занятий с педагогом, просторная игровая со скалодромом, бассейном с шариками и гимнастическим комп­лексом. В детскую часть ведет отдельный вход, на участке рядом с ним размещен игровой комплекс.
В усадьбе есть большой гостевой дом и спа-комплекс.
В этом проекте мы смогли воссоздать в новом прочтении такое явление, как Русская усадьба, опираясь на историю, соб­людая все неписанные правила, размах и традиции первоисточника: большая часть мебели и предметов декора сделана в России. Когда в 2022 году стала рушиться привычная логис­тика, мы познакомились здесь с огромным количеством людей и производств, которые делают прекрасные мебель, стекло, скульптуру, картины — вещи высокого уровня, которыми нельзя не гордиться и не восхищаться.

Мария Иванова-Сорокина: Хороший дизайнер должен быть еще и архитектором


Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *